Марат Баширов: ЕС хочет за счет России построить «зеленую энергетику» на своей территории

Время для прочтения
менее
1 минуты
Прочитано

Марат Баширов: ЕС хочет за счет России построить «зеленую энергетику» на своей территории

октября 09, 2020 - 00:15
Раздел:

Марат Баширов: ЕС хочет за счет России построить «зеленую энергетику» на своей территории

Политтехнолог Марат Баширов рассказал, какую угрозу несет для России европейский углеродный налог и Парижское соглашение по климату. Свое видение вопроса он изложил в ролике на Youtube-канале КУБОМЕТР БАРРЕЛЯ.

Эксперт считает, что потенциальный выход России из парижского соглашения по климату мог бы стать ответом на то, что Евросоюз хочет за счет средств нашей страны построить у себя «зеленую электроэнергетику» и провести декарбонизацию на своей территории. Почему за счет России? Да речь идет не только о ней, но и о других странах, которые, по мнению Европы, являются более «грязными» в плане выбросов парниковых газов. И чем «грязнее» страна, тем больше она будет платить углеродного налога за ввоз своих товаров на европейскую территорию.

Такой подход совершенно лишит российские товары какой-то конкурентоспособности. При этом европейские товары станут более конкурентоспособными по отношению к импорту из «грязных» стран. Учитывая специфику и объем экспорта России в Европу от углеродного налога пострадает около трети российских предприятий. В основном это нефтяники и газовики, химики, производители бумаги и стекла. В общем, многие промышленники и, вполне возможно, что даже те, кто не является «загрязнителем» воздуха, но работает с таковыми, их товары тоже могут обложить этим углеродным налогом.

Баширов привел цифры, во сколько может России обойтись такое взимание углеродных пошлин. По примерной оценке, если налог введут с 2025 года, то за пять лет российским компаниям придется заплатить от 30 до 50 миллиардов евро. И это лишь приблизительный расчет.

«Отличный бизнес, ребята», - сыронизировал Марат Баширов.

Этого нельзя допускать ни в коем случае и соглашаться на такие условия. Например, России надо настаивать на том, что у нее большая территория, где много лесов, которые поглощают часть парниковых выбросов. Сейчас в мире идет серьезная борьба за рейтинги, кто и сколько выбрасывает углерода. И России нужно научиться доказывать цифрами, рассчитать свои коэффициенты и показать их «европейским бюрократам».

Второй частью нашего плана сопротивления можно бы было инициировать выход России из Парижского соглашения о климате, которое было подписано в 2015 году. Тогда был наложен и мораторий на выход из соглашения на три года. Этот срок уже прошел. И США быстро сообразили, что надо срочно выходить из него, дабы защитить свой внутренний рынок.

«Соединенные Штаты сразу почувствовали, что здесь не про экологию. Здесь про деньги и про попытку за счет чьих-то бюджетов провести декарбонизацию Европы и создать конкурентные преимущества европейским компаниям», - пояснил политтехнолог.

При этом он отметил, что даже Дмитрий Медведев, будучи тогда премьер-министром и подписав это соглашение, сейчас заняв должность заместителя главы Совбеза РФ, считает, что сейчас это все нельзя пускать на самотек.

«Углеродный налог несет огромные риски для бюджета России, российских компаний, да и для граждан нашей страны», - сказал в заключение Марат Баширов.