Подписаться на обновления:

Женевский формат вничью

061011_4.jpgНа том же месте в тот же час

Очередной раунд дискуссий по безопасности на Кавказе пройдет в Женеве в середине декабря. Все, что меняется на этих консультациях, это порядковый номер новой встречи. Но и это уже хорошо. Значит, она будет. Этим выводом дискуссии заканчиваются традиционно. Из года в год. Из раунда в раунд. И так уже три года. И уже семнадцать раундов.

Тем не менее стороны считают формат востребованным даже в его неэффективности. Она делает процесс бесконечным, а значит, порох в пороховницах – сырым. Эксперты скептически считают попытки. И намекают на то, что, может быть, пора присудить ничью. Тем более что, собственно, на ситуацию в регионе влияют не дискуссии в Швейцарии, а безусловность российского военного присутствия на местности.

"Главное, что было отмечено участниками консультаций, - ситуация в целом была относительно стабильной", - подытожил руководитель российской делегации, заместитель министра иностранных дел Григорий Карасин. Тем не менее, по словам дипломата, в Закавказье остается одна и та же проблема: Грузия и Запад отказываются от признания независимости Южной Осетии и Абхазии и рассматривают их в качестве конфликтной зоны.

В настоящий момент трудно представить, что именно должно произойти, чтобы территориальные оппоненты все-таки подписали этот уже пресловутый юридически обязывающий документ о неприменении силы. Цхинвал и Сухум к этому готовы. В глубоком антагонизме Тбилиси. Его представители и на этот раунд прибыли исключительно для того, чтобы отвертеться от гарантий ненападения. Требуют обязательств невмешательства от Москвы, возвращения беженцев, ввода иностранных миротворцев. В общем, всего того, что во-первых, сейчас невозможно. А во-вторых, именно потому, что чревато.

Саакашвили безнадежен. Это очевидно. Но он не совсем глуп. И прекрасно понимает, что договор с Абхазией и Южной Осетией о невозобновлении военных действий для Грузии будет не пактом о ненападении, а актом о капитуляции. А для него, как он сам об этом говорит, война еще не закончилась. Хотя он об этом уже может и не говорить. Все на поверхности.

"Мы обратили внимание на то, что Тбилиси продолжает наращивать и совершенствовать военный и полицейский потенциал в непосредственной близости от границ с Абхазией и Южной Осетией, а также осуществляет заброску диверсионно-разведывательных групп для дестабилизации обстановки в этих районах. По-прежнему фиксируются полеты грузинских аппаратов над территориями соседних республик", - заявил замглавы российского МИД Григорий Карасин, комментируя итоги 17-го раунда.

По его словам, подобные действия грузинской стороны не позволяют добиться полной стабилизации и, естественно, исключают какие-либо масштабные меры доверия. В такой ситуации, конечно, можно обсуждать все что угодно. Но только в Женеве. В регионе же безопасность не обсуждается. Она обеспечивается российскими военными. Что же касается политического контроля, то Москва по-прежнему предлагает США и ЕС разделить миссию гарантов соблюдения мира в Закавказье.

Впервые на прошлой неделе эту идею озвучил министр иностранных дел Сергей Лавров с трибуны генеральной Ассамблеи ООН. Потом ее еще раз продублировал Григорий Карасин. Однако он признал, что реакция представителей Евросоюза и США была "невнятно-негативной". "Но прямого отказа от того, чтобы подумать над этим предложением, не прозвучало. Это нас приводит к выводу, что шансы продолжить обсуждение сохраняются", - заключил он.

Относительно ситуации в Закавказье Запад, похоже, приходит к формуле "эта была не наша война, значит, это - не наш мир". Это можно расценивать и как отстраненность, но и как признание. Если еще не республик, то уже ситуации, на которую Запад все равно повлиять никак не может. И, судя по всему, уже не очень хочет.

Что же касается Женевских дискуссий, то их, как и слова из песни, из политического календаря теперь тоже не выкинешь. А значит, завтра в том же месте в тот же час. И опять только для того, чтобы разойтись.

автор:
Гость

Новости партнеров: