Подписаться на обновления:

Виктор Дробыш против КАЧ

{mosimage}
В санкт-петербургском мировом суде
продолжается рассмотрение дела по обвинению группы "Кач" в оскорблении
продюсера и композитора Виктора Дробыша. Сегодня подсудимый музыкант
выступил с открытым публичным заявлением.

Публикуем выдержку из официального заявления лидера трэш-шапито "КАЧ"
Сергея «Masterboy» Смирнова для СМИ по уголовному делу «Дробыш против
КАЧ» (c грамматической правкой).

*  *  * 

25 марта 2008 года состоялось очередное заседание
мирового суда под председательством судьи Шариковой. Меня обвиняют по
статье 130 ч.2 УК РФ в том, что я якобы оскорбил продюсера Дробыша 14
апреля 2007 года, зарифмовав на фестивале «Fuzz» его фамилию со словом
«уё*ыш». Что мне грозит? Это мне не интересно, так как виновным я себя
не признаю. Но...

Всё решено уже без меня. Мои адвокаты
уверены в том, что приговор будет обвинительным. Тот адвокат, которого
мне назначили на прошлом заседании, разговаривал со мной лишь об одном
- надо извиняться! Всю свою линию защиты мне приходится строить самому.
В суде не рассматривается даже текст песни трэш-шапито КАЧ «Подвиг», из
которого дураку станет понятно, что песня не про «мелкого придворного
композитора» Дробыша, а про более крупный собирательный образ
«унисексуального фабричного бездаря-пустышки». Им достаточно
«стенограммы». Знаки препинания сторона Дробыша в своей стенограмме
расставила за меня, тем самым полностью сфабриковав текст в свою
пользу. Видимо Дробыш себя считает настолько заоблачной величиной, что
я посвящаю его персоне целый трек КАЧ - «Подвиг», хотя в ней он
удостоился лишь повторяющегося сэмпла.

Процесс закрытый. В зале я с адвокатом и
общественным защитником, Дробыш с адвокатом, судья и секретарь.
Адвокаты советуют мне вести себя спокойно, не «поддаваться на
провокации» и ничему не удивляться. Судья почти всегда, разговаривает
со мной на повышенных тонах, всем своим видом показывая, что «всё в
деле понятно». Илью Лагутенко открыто называют «наркоманом» и «ну,
понятно, в Степанова-Скворцова». На моё замечание, что я всего лишь
один раз видел, как Илья пригубил «Баккарди» и «не вздумайте ляпнуть,
что Лагутенко - наркоман, в приличном обществе на смех поднимут» -
грубое, - наркоманы не пьют!

Так как общественный защитник только
вчера нашла мне адвоката, то сегодня на повестке слушают Дробыша.
Приехал самый занятый в мире потерпевший...

Дробыш куражится от души. Травит байки,
как он ходит в Белый Дом «по вопросам пиратства» (при этом протокол тут
же перестают вести - ведь продюсер рассказывает хохму), жонглирует
фамилиями: Лужков, Иванов, Фрадков, затем: Пугачёва, Лепс, семья
Высоцкого, Валерия... Легко употребляет слово «шоу-бизнес», «педерасты» и
«ё* твою!». Рассказывает про свои авторские отчисления в «сотни тысяч
долларов в год».

Служители Фемиды слушают его так, как
моя бабушка слушала залётного начальника обкома в ДК. Только это не
«совок» и не ДК. Протокол ведётся в перерывах между байками Дробыша. С
виду всё происходит с юморком, и я, приветливо улыбаясь, впервые за 15
минут пытаюсь вклинить свою секундную шуточку «для поддержания
атмосферы», но Дробыш делает жест рукой, и судья грубо осекает меня. По
лицам своих адвокатов я понимаю - меня обвиняют в уголовном
преступлении, и здесь не до шуток...

Вновь начинают вести протокол. Вопросы, ответы, защита...

Дробыш, как видно творческая натура, и
рамки «придворного московского композитора» ему явно тесны. Уверенный в
своей безнаказанности, он продолжает куражиться дальше. По его мнению -
переломать мне ноги или отметелить «как Отара Кушанашвили, который
потом на коленях просил прощения» для него «самый дешёвый способ», но
он хочет «чтоб другим страшно и неповадно было наказать КАЧа именно
через суд» и вообще «пора вводить цензуру (!), он (!!!) - за».

На эти прямые угрозы в мой адрес судья
реагирует так: "Да, вообще надо вводить «тройки» и в соседнюю комнату
поставить электрический стул". "Да", - поддакивает наш продюсер. Во
время перерыва в лексиконе судьи появляется термин: "можно просто
сделать больно!" - "И ничего не будет?" - оживляется Дробыш. "Нет", -
говорит судья, листая кодекс, и сообщает наказание за причинение
повреждений, не приносящих тяжкого вреда здоровью. Дробыш улыбается.

Я улыбаюсь. Дробыш мне: "Береги себя, а
то потом скажут, что...я...Мне уже газете «Твой День» сказала, что когда
тебя грохнут, они тебе на гробу напишут"... Улыбается...

Прошлогодний апрельский номер журнала
«Fuzz» с Лагутенко на обложке рассматривают, как пособие «Внимание,
наркотики!». Видеозапись нашего выступления - ещё более бойко. «Всё
понятно, похабщина!». Какие могут быть возражения? Следующее заседание
15 апреля. Будем слушать КАЧа и вызывать свидетелей. Дробыш кривится:
«Зачем свидетелей? Может щас его и выслушаем? Чё он?». То, что мой
адвокат ещё не в курсе материалов дела, для него досадная «проруха в
сценарии». «Зачем эти приезды...» - Дробыш недоволен. Его адвокат смотрит
на меня, и с огоньком выдаёт: «Мы приедем-приедем...но всё это будете
оплачивать вы...»

Действительно, что тянуть - шлёп и штраф + судимость или может электрический стул?

Вероятность обвинительного приговора -
100%, это при том, что мою линию защиты ещё даже не выслушали, и как
утверждают адвокаты, слушать её никто не собирается. Дробыш решил, что
это в его адрес - значит в его!

Это Санкт- Петербург, 2007. Здание
Мирового Суда. ул.Смоленская 21/30. Культурная столица. Где родились
Путин и Медведев. Я родился на берегу Невы, напротив Смольненского
собора. Я люблю Питер. То, что произошло со мной сегодня - это правовой
и судебный БЕСПРЕДЕЛ.

Моё дело может с таким же успехом
решаться в отсутствии меня и моих адвокатов. Меня не просто хотят
осудить. Меня хотят при этом ещё заткнуть и поставить на колени. Меня
хотят сломать и унизить. Загнать в угол.

Извиниться? А как же те, более миллиона
фэнов КАЧ в России и за её пределами? Как же те, кто называет меня
«совестью Питера»? Как же те, кто шёл рука об руку со мной все эти годы
и помогал, поддерживал, надеялся? Как же мои друзья?

Сломаться, это - предать их! Предавать я не умею!!! Я «Фабрик» не проходил, и извиняться мне не в чем и не перед кем!!!

Дробыш, со своими жалкими $3 млн. в год
(Forbes) - куражится и угрожает не КАЧ, он угрожает и куражится над
всеми Вами. Поддержите меня в трудную минуту, и я на своём примере
покажу, как каждому из вас противостоять подобным наездам! Я заслужил
всем своим творчеством самое главное - вашу веру. Поверьте мне сейчас.
В трудную минуту для КАЧ. ...Я, как лидер трэш-шапито КАЧ, готов
выступить на любой пресс-конференции и в любых эфирах и предельно ясно
донести свою позицию. Пред Богом я чист.

Сергей Masterboy Смирнов/

лидер трэш-шапито КАЧ

26 марта 2008.

*  *  * 

Событие, ставшее предметом судебного процесса, произошло на прошлогодней премии FUZZ в Питере. Кроме того, еще раз скандирование "Витя Дробыш, соси, уе...ыш" повторилось на летнем пикнике Афиши в Коломенском.

Напомним, Дробыш был не в претензии к лидеру «Мумий Тролля»:

- Мы с Ильей давно знакомы, - говорил он в интервью, - и никогда не ссорились. Илья казался мне неплохим парнем, и вдруг такое.

Все судебные претензии выдвинуты к солисту группы "КАЧ" Сергею Смирнову.

автор:
Гость

Новости партнеров: