Подписаться на обновления:

Кому и зачем нужна футбольная статистика

{mosimage}Сергей ГОНЧАРОВ, Газета "Вечерняя Москва" - новости спорта, 27 января 2008 г. Футбольная статистика делает этот вид спорт богаче и интереснее, помогает тренерам, игрокам, журналистам

Конец января - время для футбольных болельщиков пограничное. С одной стороны, понемногу проходит ощущение некоторой пресыщенности футболом, которое неизбежно наступает под конец длинного сезона. С другой - до первых официальных матчей еще немало времени. В эти зимние дни хочется что-то вспомнить, проанализировать, подсчитать. Словом, создать иллюзию причастности к любимому спорту в условиях присутствия его отсутствия.
   
   В те времена былинные
   На протяжении большей части советского периода в истории нашей страны межсезонье длилось до апреля-мая. К тому же не было трансляций зарубежных чемпионатов, платных спортивных каналов и прочих преимуществ современного болельщика.
   В те уже почти былинные времена существовали странные, в хорошем смысле слова, люди - футбольные статистики во главе с основателем этого своеобразного жанра Константином Есениным. Последний задался целью точно выяснить, какие футболисты играли во всех официальных матчах, кто и сколько голов забил. Его порыв подхватили десятки, а то и сотни тысяч энтузиастов по всей стране. Зимой они как раз и сводили к общему знаменателю свои изыскания. Тогда практически в каждой хрущевской пятиэтажке жил по крайней мере один футбольный фанат, который в тетрадках в клеточку составлял статистические отчеты, вел счет забитым мячам, рисовал таблицы клубных рекордов, списки лучших бомбардиров, подсчитывал минуты, проведенные каждым игроком на поле без замен. Футбольная статистика стала своего рода магией. Всерьез подсчитывались вероятности выигрыша в том случае, если игроки выступают в светлой или темной форме. Так, например, родилась легенда, что «Спартаку» больше везет в красных футболках с белой сплошной полосой. Легенда, уже в наше время развенчанная фирмой «Адидас»: в 2001-2002 годах, выполняя заказы на майки для футболистов, она вообще убрала белую полосу и заменила ее логотипом очередного спонсора «Спартака».
   Эта армия статистиков сумела внести в сухой мир спортивных показателей подлинную страсть. Болельщики каждой команды, фан-клубы конкретных игроков выуживали из небытия каждый матч, каждый забитый гол. Это не всегда было просто. Дело в том, что в тридцатые годы общественно-политические издания уделяли футболу место лишь в дни важнейших событий, а в единственной специализированной газете «Красный спорт» (позже переименованной в «Советский спорт») еще не была выстроена стройная система добывания информации. И если игры чемпионата страны еще находили отражение на ее страницах, то кубковые встречи, вплоть до финального матча, не освещались вообще.
   Откуда же было черпать информацию? Статистики 60-х, 70-х и последующих годов пытались разыскать программки к играм, причем желательно, чтобы на них сохранились пометки болельщиков. Какое-то время большей ценности в футбольно-статистической среде, чем эти программки, не было. Они буквально приравнивались к цене золота. Причем вопросы решались нешуточные. Например, действительно ли торпедовец Александр Пономарев - второй в списке бомбардиров чемпионатов СССР за всю историю отечественного футбола - забил в одном из кубковых матчей 10 мячей. Если такое случилось, то это становилось повторением достижения англичанина Стэнли Мэтьюза - ни много ни мало абсолютного мирового рекорда. Сам Пономарев заявил Есенину, что действительно забил, но документальных подтверждений так и не нашлось. Однако, как ни странно, с гораздо большими трудностями статистики столкнулись уже на более поздней стадии развития советского футбола, когда, казалось бы, результаты матчей стали достоянием всех болельщиков страны.
   
   С кукишем в кармане
   Страдания футбольных статистиков начались с борьбы за один гол. В финале Кубка СССР 1938 года между московским «Спартаком» и ленинградским «Электриком» второй мяч у победителей-спартаковцев забил со штрафного Андрей Старостин. В начале сороковых братья Старостины были репрессированы, и вплоть до их освобождения и реабилитации в 1954 году во всех справочниках авторство гола приписывалось Виктору Семенову, а Старостин вообще не фигурировал в списках участников матча. Как только исчезло сталинское давление на спорт, статистики взялись за дело и вернули Старостину его гол, несмотря на сдержанное противодействие (зачем менять то, что уже сложилось) со стороны власть имущих. Однако голы в финалах Кубков страны всегда имели особый вес. Дальше - больше.
   15 мая 1947 года в Сталинграде встречались «Трактор» и ВВС (команда Василия Сталина). На 83-й минуте при счете 2:2 зрители, возмущенные действиями летчиков, решили заступиться за своих и начали бросать в гостей различные предметы. Арбитру пришлось прекратить матч, чтобы москвичи не стали жертвой расправы разгоряченной толпы. В итоговой таблице чемпионата «летчикам» в соответствии с постановлением Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта было засчитано техническое поражение, а результаты матча аннулированы. Решение поистине соломоново. Для ВВС этот матч ничего не значил, «летчики» все равно вылетали из класса сильнейших, но и перегнуть «через колено» команду города, носившего имя Сталина (то есть «Трактор»), его сыну было тоже несподручно. Поэтому на следующий год класс «А» расширили с тринадцати до четырнадцати команд, ВВС в нем осталась, но и видимость справедливости была соблюдена. У статистиков же остался вопрос, в какие графы заносить голы в матче, засчитывать ли их бомбардирам, если результаты игры аннулированы.
   4 сентября 1956 года местом беспорядков стал Киев. «Динамо» принимало московских торпедовцев, и украинским болельщикам не понравилось решение судьи, который в самом начале засчитал гол автозаводцев. Сами динамовцы жестами и выкриками начали «заводить» зрителей. В итоге, масса народа прорвалась на поле и начала охоту за арбитром. Ему и футболистам удалось скрыться под трибунами. Игра, прерванная до перерыва, так и не возобновилась и была переиграна на следующий день. Итог - 1:1. Но ведь кто-то из нападающих «Торпедо» забил честный гол в первой игре. Как тут быть статистикам?
   20 сентября 1959 года в Сталине (ныне Донецк) «Шахтер» играл с ЦСКА. Москвичи вели 2:1, но за шесть минут до конца зрители выбежали на газон. Матч был прерван. Переигровка завершилась с таким же счетом, но в пользу горняков. Первый матч был полностью «стерт» в СМИ, и только благодаря статистикам мы знаем о его проведении.
   19 июля 1960 года поклонники ЦСКА, недовольные ходом встречи с киевским «Динамо», проявили излишнюю активность. При счете 1:1 судья не только назначил 11-метровый в ворота ЦСКА, но и заставил перебить его, когда вратарь парировал первый удар. Киевляне забили, но практически сразу судья еще и удалил одного из армейцев. Зрители выскочили на поле. Никто из судей и игроков не пострадал, а вот своих любимцев болельщики вынесли на руках. Однако на окончательном результате это не сказалось. Президиум Федерации футбола принял решение засчитать ЦСКА поражение без всяких переигровок. 1 октября 1961 года в Тбилиси местные динамовцы проигрывали ереванскому «Спартаку» 1:3. Они яростно атаковали и даже забили гол. Но его судья не засчитал. На поле полетели палки, бутылки, однако силам безопасности удалось вывести игроков и судейскую бригаду изпод обстрела. Футбольные власти засчитали тбилисцам техническое поражение. Не вызывает сомнения, что некоторое количество игр властям удалось «стереть» полностью. Но те, тождественность которых была установлена, вызвали целую бурю вопросов. Константин Есенин в предисловии к одной из своих книг пишет о том, что «был ряд вынужденных переигровок, поэтому непонятно, куда девать голы, забитые в первых матчах».
   Игроки-то не виноваты. Они играли от души и забивали свои голы во вполне спортивных условиях. К этим матчам он приравнивает и почти целый круг чемпионата страны, сыгранный в 1941 году. Куда девать эти мячи, ведь чемпионат не получил своего логического завершения. Легко представить ситуацию, что в переигранном матче кто-то забил голы и вышел в лидеры бомбардиров чемпионата страны. Тогда выходит, что у него была лишняя игра, и спортивный принцип равного соперничества нарушен. Все это для болельщиков тех времен было более чем серьезно. Например, в списке ста лучших снайперов чемпионатов СССР спартаковца Никиту Симоняна и динамовца Сергея Соловьева разделял всего один мяч (речь шла о втором и третьем местах в общей таблице бомбардиров). Можно было представить, что у Соловьева найдется неоконченный матч, где он забил еще два мяча. Это означало, что «Динамо» в чем-то обошло «Спартак», что само по себе было для болельщиков поводом показать друг другу кукиш (а еще чаще - кулак).
   Другой пример. Главный биограф Всеволода Боброва (и старый «вечерочник») Владимир Пахомов провел точный подсчет всех мячей и шайб Всеволода Михайловича. Причем согласовал все спорные моменты с самим Бобровым, а позже - с его вдовой. У него получилось 101 мяч. Во всех официальных советских справочниках тогда писали 97. Видимо, вот здесь и проявляются те самые дополнительные переигровки, которые не включали в официальную статистику. Единого мнения, что с этим делать, так и не было достигнуто. Поскольку существовал запрет на упоминание ряда отмененных матчей (это те, которые прекращались из-за беспорядков), лучшие бомбардиры чемпионатов определялись только по количеству «официально» проведенных матчей. Тем не менее существует мнение, что Константин Есенин и еще ряд статистиков, бывших в центре футбольных событий, в окончательные списки бомбардиров включали все забитые ими мячи. Однако провинциальные статистики, которые не могли из газет ничего узнать о «забеленных» матчах, считали по-своему, что и породило целый ряд разночтений и претензий к самому Константину Сергеевичу.
   
   120 с половиной голов
   Мы не случайно столь подробно остановились на проблемах советской футбольной статистики. Российские последователи Константина Есенина не просто столкнулись с теми же проблемами - стало понятно, что сейчас они представляются «цветочками».
   У меня перед глазами справочник-календарь юбилейного 50-го чемпионата СССР 1987 года под общей редакцией Ю. Лукашина. В списке редакционного коллектива ведущие советские статистики - Павел Алешин и Аксель Варданян. В списке 100 лучших бомбардиров в первой тридцатке читаем: Александр Пономарев (2-е место) - 152 мяча, Никита Симонян (3) - 144, Сергей Соловьев (4) - 143, Григорий Федотов (5) - 132, Валентин Иванов (8) - 124, Эдуард Стрельцов (20) - 100, Всеволод Бобров (22) - 97, Берадор Абдураимов (23) - 95... Все эти цифры в советское время мы знали наизусть, они были согласованы в среде главных футбольных специалистов страны и перекочевывали из издания в издание.
   Теперь откроем популярный среди спортивных журналистов (и вполне качественный) интернет-сайт «100 бомбардиров» и посмотрим, какие цифры предлагает он: Александр Пономарев (2) - 147, Сергей Соловьев (3) - 145, Никита Симонян (5) - 142, Григорий Федотов (6) - 131, Берадор Абдураимов (8) - 128 (!), Валентин Иванов (12) - 123, Эдуард Стрельцов (27) - 99, Всеволод Бобров (27) - 99.
   То, что несколько сдвинулись места, понятно - пришли новые бомбардиры и потеснили старых. Но тем не менее разночтения очевидны. Мы приводим только наиболее бросающиеся в глаза. Кое-что можно объяснить. Достаточно известны истории по поводу того, что в свое время Константин Есенин приписал своему любимцу Эдуарду Стрельцову 1 мяч «для ровного счета», а также искусственно вывел Никиту Симоняна (поскольку сам болел за «Спартак») выше Сергея Соловьева. Из предыдущих выкладок можно также понять, что разница в 1-2 мяча в меньшую сторону может быть следствием малоизвестных переигровок. Но вот откуда взялись «лишние» 33 (!) мяча Берадора Абдураимова и почему Боброву добавили только 2 мяча, а не 4, как это предлагал Владимир Пахомов, совершенно непонятно. Создатели сайта никак не комментируют свои цифры. Но это далеко не единственное нововведение. Известный советский статистик Павел Алешин по инициативе газеты «Спорт-Экспресс» создал клуб «100 Российских бомбардиров» и регулярно ведет его заседания. С его подачи в клуб попадают российские футболисты, забивавшие голы в чемпионате и Кубке России, чемпионате и Кубке СССР, чемпионатах и Кубках других стран, еврокубках (не важно, за какие клубы играет футболист) и за сборную России. По сути, формирование Клуба строится по принципу: «что хочу, то и ворочу». Так, было принято решение считать мячи, забитые в 1/16 Кубка России (в них, по определению, команды Премьер-лиги встречаются с клубами из низших дивизионов). Судя по всему, это было сделано исключительно для того, чтобы принять в клуб Валерия Есипова. Другой член клуба «100» Игорь Симутенков, уехавший играть за рубеж в самом начале карьеры, попал в него за счет мячей, забитых за клуб «Канзас Сити» (США). А более 60 мячей еще одного динамовца Александра Бородюка были забиты в советское время. Тогда, по логике, почему бы не включить сюда и остальных советских бомбардиров.
   
   Как считать?
   Далее, если на секунду задуматься о будущем, нас поджидает вообще какойто статистический кошмар. Легко представить, что с сокращением числа легионеров, имеющих право выходить на поле, клубы будут предлагать зарубежным игрокам принять российское гражданство. Пример такого типа уже есть - за баскетбольный ЦСКА играет российский гражданин Джон Роберт Холден. Таким образом, исходя из логики «Клуба 100», если бы московское «Динамо» пару лет назад предложило бы Дерлею стать россиянином, и он бы согласился, то автоматически взлетел бы в первые номера «российских» бомбардиров, учитывая, сколько он наколотил в Португалии и еврокубках. Кроме того, мы столкнемся с необходимостью вводить коэффициенты по методике УЕФА Ну, действительно, нельзя же ставить на одну доску мяч, забитый за «Канзас Сити», и мячи, забитые нашими звездами в чемпионатах Италии, Англии, Испании, Германии. Следовательно, в ближайшем будущем у нас могут появиться бомбардиры с результатами, например, 185,23 мяча. Почему нет? Кроме двух упомянутых выше статистических центров, существует и всем известный «Клуб Федотова», статистику которого по традиции ведет еженедельник «Футбол». Там придерживаются принципов, которые заложены Константином Есениным, Мартыном Мержановым и Виктором Понедельником. И тем не менее и у них количество спорных ситуаций, «непонятных» голов постоянно растет. Кроме того, постепенно накапливаются и проблемы, из-за которых болела голова у советских статистиков. 21 июля 1999 года арбитр матча «Алания» - «Ротор» Сергей Анохин в перерыве почувствовал себя плохо. Его пришлось заменить боковым арбитром. При счете 1:1 тот сначала не засчитал забитый волгоградцами гол, а затем назначил достаточно спорный пенальти в их ворота. Президент клуба ВладимирГорюнов на 70-й минуте увел команду с поля. «Ротору» засчитали техническое поражение. Как считать забитые голы?
   Матч «Спартак» - «Сьон» розыгрыша Кубка УЕФА сезона 1997/98 годов закончился со счетом 2:2. Швейцарцы измерили ворота на стадионе и заявили, что они не соответствуют международному стандарту. Была переигровка, закончившаяся со счетом 5:1. В двух матчах у «Спартака» забивали Титов, Тихонов, Ширко, Аленичев, Бузникин. Все - бомбардиры. 24 августа 2001 года КДК УЕФА принял решение переиграть матч отборочного цикла Лиги чемпионов «Тироль» - «Локомотив» из-за судейской ошибки с предъявлением карточек. Был второй матч, и «Локомотив» прошел дальше. И снова встает вопрос как считать. Ведь результаты первых матчей официально аннулированы УЕФА
   
   КОММЕНТАРИЙ ОТДЕЛА СПОРТА «ВМ»
   Мы пытались понять, есть ли какое-то компромиссное решение у этой статистической чехарды. Нужна ли футбольная статистика вообще? Кому сейчас есть дело до того, сколько забил ташкентец Берадор Абдураимов. Однако то, что статистика нужна в баскетболе, хоккее и волейболе, ни у кого сомнений не вызывает. Там количество полезных действий каждого игрока прямо сказывается на его рыночной стоимости. Поэтому вопрос, хорош ли данный игрок, уже давно трансформировался в вопрос, насколько хорош этот игрок. И ответить на него без статистики почти невозможно.
   В футболе, казалось бы, все более очевидно. И тем не менее мы считаем, что футбольная статистика, безусловно, нужна. Она делает этот вид спорт богаче и интереснее, помогает тренерам, игрокам, журналистам. На наш взгляд, проблема российской футбольной статистики в отсутствии общих стандартов. Поэтому необходим один орган - комиссия или комитет по футбольной статистике - с официальным статусом. Он должен выработать общие принципы, а затем, в случае возникновения спорных моментов, принимать конкретное решение по каждому эпизоду - считать или не считать голы, сыгранные минуты и так далее. Тогда в этой области будет наведен какой-то порядок.
   «Вечерка» приглашает к разговору всех заинтересованных лиц: специалистов, бомбардиров, футбольных статистиков, коллег-журналистов.

 

автор:
Гость

Новости партнеров: