Подписаться на обновления:

Артемий Троицкий: Смотреть футбол - идиотизм

{mosimage}
Э. ГЕВОРКЯН: Здравствуйте, я приветствую всех зрителей телеканала RTVI
и слушателей «Эха Москвы», в студии Эвелина Геворкян, сегодня я беседую
с Артемием Троицким, который не только журналист, музыкальный критик,
писатель, а еще и ди-джей, как вы только что попросили меня себя
представить.

А. ТРОИЦКИЙ: Я сказал, да, что чем обзывать меня писателем,
каковым я не являюсь вообще совсем, т.е. если у человека есть книги,
то, в общем, это не означает, что он писатель. У Ксении Собчак,
по-моему, тоже имеются книги, может, даже и не одна, писательница
Ксения Собчак - это как-то странно звучит. Но я тоже считаю, что не
заслужил высокого звания писателя.

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо.

А. ТРОИЦКИЙ: Зовите меня ди-джей «Эха Москвы».

Э. ГЕВОРКЯН: Да, ди-джей Артемий Троицкий, пожалуйста,
прокомментируйте, как вы сегодня отмечали ли вообще победу россиян в
футболе, потому что вся страна гуляла, были беспорядки, милиция была
очень напряжена в течение всей ночи.

А. ТРОИЦКИЙ: Я не видел никаких беспорядков, я как раз в это
время спокойненько по своему обыкновению возвращался домой из
ресторана, ехал на машине. Вдруг сначала были улицы пустые, а когда
доехал до какого-то места, вдруг отовсюду, из всех щелей поползли
какие-то тачки с флагами, при этом они бибикали. Я понял, я быстро
сообразил, в чем дело, значит, произошла эта Полтава номер 2.

Э. ГЕВОРКЯН: Да, именно.

А. ТРОИЦКИЙ: Потом добрался до дома, пнул ящик, да обнаружил,
что победила сборная России со счетом 2-0. Я так думаю, это очень
хорошо, но я, в принципе, не совсем тот человек, с которым надо
разговаривать о футболе. Я очень люблю в футбол играть, особенно в
пьяном виде и на снегу. Это замечательное занятие. А смотреть футбол, я
не знаю, по-моему, это идиотизм, т.е. я отношусь к этому точно так же,
как старик Хоттабыч, я думаю, это был самый мудрый болельщик за всю
историю. Т.е. вы помните, что с ним произошло, да? Он оказался со своим
юным другом Волькой на футбольном матче, там играли какие-то «Шайба» и
«Зубило», смотрит старик Хоттабыч, как 22 здоровенных лба бегают в поте
лица и с выпученными глазами за одним маленьким мячиком, в общем, он
решил, что надо всем этим придуркам дать каждому мячу. И они посыпались
с неба. Я, в общем, смотрю на это точно также. Но повторяю, это
совершенно не относится к самой игре футбол.

Э. ГЕВОРКЯН: По-моему, то, что вы критик, этим и можно
объяснить то, что вы не порадовались за Диму Билана, когда он победил,
вообще в этой связи, видимо, к вам вопрос от Дмитрия, программиста, все
вопросы заранее к нам можно прислать на Интернет-сайт, а также напомню
номер телефона, + 7 985 970 4545, так вот, вопрос от Дмитрия,
программиста из Москвы. Артемий, как вы объясняете последние спортивные
и музыкальные победы России, не значит ли это, что жизнь в России стала
лучше, веселее, мы идем правильным путем? Правда же, череда побед.

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что вообще эти вещи нельзя сравнивать.
За все эти спортивные победы я наших атлетов, хоккеистов,
баскетболистов, какие-то еще у нас были выдающиеся победы, я их очень
уважаю, т.е. они молодцы, все эти спортивные состязания, они, на самом
деле, победа в них дается за счет мастерства, за счет годов тренировок,
за счет сильного характера, за счет силы воли и т.д. Т.е. это
абсолютный респект, это все здорово, это все честно, это все
стопроцентно заслуженно. Что касается Димы Билана, то если бы на месте
Димы Билана выступал дуэт, скажем, Хрюша и Степаша или тетя Мотя и дядя
Степа, то, в общем, результат был бы точно такой же, потому что
огромное количество представителей русской диаспоры, которые сейчас
разбросаны по всем странам бывшего СССР, а также государству Израиль,
они все солидарно и консолидированно голосовали за Диму Билана. Т.е. у
России в этом конкурсе имеется гигантская фора, России вообще надо
очень постараться, чтобы конкурс «Евровидение» не выиграть, имея фору в
сто очков.

«Наши» - это просто
несчастные, потерянные, беспринципные, безденежные молодые люди и
девушки, которым абсолютно все равно, под какими флагами ходить. Это
просто такое несчастное юное стадо, а вовсе они никакие не политические
активисты.

Э. ГЕВОРКЯН: Но это происходило все предыдущие годы. Поэтому я не уверена, что все дело в том.

А. ТРОИЦКИЙ: Дело в том, что в предыдущие годы не было, скажем,
каких-то стран типа Азербайджана или Молдовы, я уже даже не знаю, чего
еще. И потом, там были какие-то чудовищные артисты, Дима Билан, он
все-таки, может быть, при всей его никчемности, он, может быть, чуть
лучше, чем трио «Серебро», которого вообще никто не знал. Но, в общем и
целом, я просто считаю, что система голосования на «Евровидении», она
сейчас полностью заточена под Россию, поскольку голосует диаспора. В
этом смысле у России имеется фора где-то примерно в сто очков, потому
что все эти страны от Эстонии до Израиля автоматом дают России первое,
второе место. Вторая страна, у которой тоже есть некоторая фора, но в
два раза меньше, это Сербия, поскольку Сербии, естественно, тоже
автоматом дают первое, второе место и Македония, и Черногория, и Босния
и Герцеговина, и даже Хорватия со Словенией. Так что продуть тут, т.е.
это надо обладать какими-то особыми антиталантами, чтобы в таком
гандикапе еще умудриться проиграть.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну что же, тогда мы отойдем и свернем эту тему
побед и эти комментарии. Поступила такая информация, Медведева активно
пиарят на телевидении, но россияне по-прежнему верят в Путина, такие
данные опроса сегодня поступили, об этом пишет газета «Ведомости».
Телеканалы уделяют в полтора раза больше внимания президенту, чем
премьеру, но рейтинг доверия у Путина по-прежнему в полтора раза выше.
Вы это как объясняете, что же СМИ со своими ресурсами, телевидение,
победит, в конце концов, тот, кого будут чаще показывать на экране, или
все-таки это сила личности?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что, в общем, народ сер, но мудр, и
народ прекрасно понимает, кто в доме хозяин, кто в банде пахан. В
данном случае, понятно, что В.В. Путин, он, да, естественно, он привел
наследника, наследник, он, кстати, сам по себе тоже вполне симпатичный,
по-моему, у народа отторжения ни малейшего не вызывает, тем не менее,
так взять и в одночасье отвыкнуть от Владимира Владимировича, это
просто невозможно. Тем более что Владимира Владимировича в СМИ, на мой
взгляд, по-прежнему очень много, т.е. я, естественно, не проводил
контент-анализы и не считал проценты.

Э. ГЕВОРКЯН: Вот видите, подметили, что в полтора раза больше.

А. ТРОИЦКИЙ: Но его там тоже хватает. Я думаю, что, на самом
деле, так оно примерно все и будет, если только Медведев Дмитрий не
начнет совершать какие-то яркие и интересные поступки. Пока что, в
общем, кроме каких-то речей, в принципе, милых, но не особо
сенсационных, ничего он такого не сделал, никак себя в народном
сознании героически не проявил. К тому же у Путина, я помню, когда его
нам пиарили в начале карьеры, там тут же были какие-то реактивные
самолеты, замочка в сортире, были достаточно сильные пиар-ходы со
стороны его команды. У Медведева все пока что очень мило и
интеллигентно, а народ у нас милости и интеллигентности не любит, а
любит у нас народ, чтобы мочили и в сортире и при всех регалиях.

Э. ГЕВОРКЯН: Итак, т.е. я делаю вывод, что вы все-таки,
скорее, отдаете предпочтение силе пиара, силе СМИ, нежели каким-то
личным качествам кандидатов?

А. ТРОИЦКИЙ: Я вообще не отдаю предпочтения, честно говоря, эта тема меня мало волнует.

Э. ГЕВОРКЯН: Вам мало волнует, кто будет поддержан населением в
большей степени, кто будет больше влиять на историю нашей страны как
лидер?

А. ТРОИЦКИЙ: Меня бы очень волновало бы это, если я был бы
гражданином США, меня очень волнует, кто больше нравится американцам,
Барак Обама или, как его, Джон, по-моему, Маккейн, я ужасно болею за
Барака Обаму, потому что второго клона Джорджа Буша, я думаю, уже
планета Земля не выдержит. Я считаю, что все должны болеть за Барака
Обаму, потому что Америка все-таки должна из этого позорища как-то
выкатиться. Америка - это та страна, где общественное мнение,
действительно, влияет на происходящие события. Что касается нашей
страны, вы прекрасно знаете не хуже меня, как бы ни относился народ к
Путину, к Медведеву, к Шувалову, я не знаю, к кому, к Матвиенко и т.д.,
в общем, от этого ничего ровным счетом не зависит, потому что выборы у
нас не скоро, а даже когда эти выборы будут, то проголосуют за тех, за
кого надо, а, может, даже и не проголосуют, все равно, в общем, во всех
клеточках будут проставлены новые галочки.

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо, даже если вам неинтересно общественное
мнение, потому что оно ни на что, по-вашему, не влияет, то, как
минимум, можно было бы сидеть с секундомером у телевизора для того,
чтобы понять, кого больше показывают, т.е. как заплетается интрига,
кого продвигают на первое место, таким образом вычислять, кто настоящий
лидер и кто будет творить историю России в будущем. Вы не следите за
тем, кто из них все-таки на первом месте?

А. ТРОИЦКИЙ: Эвелина, я вообще не слежу за нашим телевидением,
поскольку я мазохистом не являюсь, т.е. я изредка включаю телевизор,
например, если какой-нибудь фильм про зверушек или, например,
какие-нибудь новости интересные, если я жду каких-то новостей. А уж с
секундомером сидеть - нет, я не спортивный тренер, действительно, как
уже было сказано, не мазохист.

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо, для того, чтобы закрыть эту тему, я
все-таки просто для себя по-человечески искренне пытаюсь понять, а
по-вашему тогда от чего же зависит ход истории, ход событий в нашей
стране? Если он не зависит от того, что показывают по телевизоре, ни от
реальных настроений народа, от чего? За чем следить тогда?

А. ТРОИЦКИЙ: По поводу хода истории в нашей стране отлично
сказал в свое время очень обильно в последнее время цитируемый Уинстон
Черчилль, который сказал, что политическая борьба в советской России
как схватка бульдогом под толстым ковром. Собственно говоря, там эта
схватка и происходит, бывали, естественно, в истории нашей страны такие
замечательные эпизоды, я даже был свидетелем одного такого длинного,
растянутого эпизода, даже в несколько лет, под названием перестройка и
гласность, а потом еще был август 91 года, но это были исключения,
подтверждающие правила. Это было время, когда, на самом деле,
создавалась не иллюзия даже, а такое вполне убедительное ощущение, что
от народа что-то зависит, потому что, да, потому что власти, они дали
слабину, они немного расслабились, сами поверили в какую-то демократию
на пару лет. Потом постарались, естественно, ошибки исправить, но, в
общем, было поздновато. Но потом уже при Борисе Николаевиче все снова
вернулось на круги своя, сейчас, собственно говоря, мы имеем нормальную
феодальную страну с большим количеством нефти, некоторой высокой
технологией, олигархами, вассалами, князьями, боярами и т.д. В общем,
со времен Ивана Грозного мало что изменилось.

Мусульмане в России имеют слишком много власти, денег, всевозможных ресурсов,
также свободы и независимости, посмотрите на Чечню и Татарстан, даже не
пропорционально много, если говорить, скажем, о величине мусульманского
населения в России.

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо, тогда я позволю себе зачитать вопрос,
который пришел от слушателя или зрителя на Интернет, он пишет нам из
Украины, говоря о том, что недавно прошедший концерт Пола Маккартни
объединил в Киеве и оранжевых, и бело-голубых и т.д. И он задает вам
вопрос, а есть ли такой музыкант, такая личность, которая сегодня в
России могла бы на одном месте объединить и соединить, к примеру,
«Другую Россию» и «Наших», существует ли такая?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что оранжевые и голубые на Украине - это
довольно многочисленные группы людей. Т.е. Украина - страна, гораздо
менее политизированная, чем она была несколько лет тому назад, но
по-прежнему достаточно политизированная или поляризованная, так скажем.
У нас этого нет. Организация «Наши» - это вообще какая-то мелкая банда
придурков, которых подкармливает президентская администрация.

Э. ГЕВОРКЯН: Насчет «мелкая», когда выходят тысячи на улицы?

А. ТРОИЦКИЙ: Если бы им заплатили не по 500 руб., а по 1 000, то вышло бы их и сто тысяч на улицу.

Э. ГЕВОРКЯН: Факт остается фактом.

А. ТРОИЦКИЙ: Факт остается фактом, что эти «Наши» - это просто
несчастные, потерянные, беспринципные, безденежные молодые люди и
девушки, которым абсолютно все равно, под какими флагами ходить. Это
просто такое несчастное юное стадо, а вовсе они никакие не политические
активисты. Т.е. я так думаю, что это просто стадо, а пастыри там тоже,
кстати, не особо политические активисты, а просто хитрые карьеристы
вроде этого Якименко, карьеристы, делающие себе политический капиталец
и набивающие себе карманы за счет госбюджета. Что касается до «Другой
России», то, опять же, этих людей очень и очень мало. Они, естественно,
более убежденные, бескомпромиссные, радикальные, т.е. я определенное
уважение к ним питаю, хотя никогда на их манифестации не хаживал.
Говорить о том, чтобы объединить «Другую Россию» и «Наших», нет такой
задачи вообще. Т.е. я абсолютно уверен, что вы зайдите в любой
московский клуб с живой музыкой, скажем, в «Китайский летчик» или в
«ОГИ» или в какой-нибудь Б2 или «Апельсин», куда угодно, на выступление
любого артиста. Вы там наверняка увидите и каких-то пьющих пиво
студентов, которые ходили на манифестации «Наших», и каких-то богемных
радикалов, которые ходили на манифестации «Другой России». Но при этом
они никогда не разговаривают на политические темы, поскольку, в общем,
никого эти вопросы так, чтобы их обсуждать вместо футбола, вместо девок
или вместо музыки, никто на эти темы говорить, я думаю, не будет,
потому что и так всем все более или менее ясно или по фигу.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну что же, позиция понятна. Я тогда перейду к
темам международным. Бывший канцлер ФРГ раскритиковал Запад за
отношение к исламу. Он говорит о том, что Гельмут Шмидт, это бывший
канцлер ФРГ, говорит, что западным странам, включая Германию, нужно
быть более гибкими в ведении диалога с мусульманскими государствами,
ведь именно с мусульманскими странами могут быть связаны и связаны
какие-то решающие вызовы 21 века.

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что из верной предпосылки он делает
абсолютно неверный вывод. Т.е. то, что ислам - это, на самом деле,
вызов, то, что ислам, на самом деле, реальный враг западной
цивилизации, в общем, я отношу российскую цивилизацию не совсем к
западной, но все-таки в большей степени к западной, нежели к восточной,
это, на самом деле, так. А то, что, отталкиваясь от этого, надо с
исламистами говорить более вежливо и вести себя более гибко, это
абсолютно неправильно. Наоборот, с ними надо себя вести, как я считаю,
максимально жестко, потому что все эти исламисты, они в мягкости,
вежливости, политкорректности, гибкости и уступках, они видят только
проявление слабости. Как сейчас возникла это перемирие между ХАМАС и
Израилем, естественно, притом, что Израиль мог бы стереть этот чертов,
это Газа Стрип с лица Земли в течение получаса легко. Тем не менее, они
под давлением Америки и ЕС и мировой общественности всячески проявляют
гибкость, стараются, по крайней мере.

Э. ГЕВОРКЯН: По-вашему, такое насилие в корне искоренило бы
вообще, изменило бы ситуацию? Или тогда надо было, по вашей логике,
просто полностью уничтожить физически весь мусульманский мир, потому
что он представляет опасность?

А. ТРОИЦКИЙ: Я считаю, нет, естественно, я не говорю о том,
что надо заниматься какими-то чудовищными насильственными и
деструктивными вещами. Единственное, о чем я говорю, да, я же свою
мысль не закончил, так вот, притом, что Израиль, очевидно, неизмеримо
сильнее, чем ХАМАС в секторе Газа, ХАМАС в секторе Газа это перемирие
объявил, естественно, своей победой, что это великая победа ХАМАС и
палестинского народа и поганым Израилем, мы их согнули и т.д. Т.е.
психология там именно такая, я считаю, что с исламистами надо себя
вести примерно так, как, собственно, одно время себя вели в
Афганистане. Ирак - это была огромная ошибка, потому что Ирак, на самом
деле, это была, как известно, более, чем умеренная страна, не было там
никакой «Аль Каиды», никакого оружия массового поражения и т.д. Идиот
Буш, он просто совершеннейшим образом сместил прицел, вместо того,
чтобы добить «Аль Каиду» и Талибан в Афганистане, причем добить с
максимальной жесткостью, естественно, речь не идет о мирных кишлаках,
женщинах и детях, а речь идет о том, чтобы добить, собственно, все эти
террористические организации, всех этих вооруженных исламистов и т.д.
Это бы, весь этот самый нацислам, так называемые, мне, кстати, очень
нравится этот термин, сейчас употребляется в Европе так называемыми
ультраправыми, нацислам, т.е. смесь нацизма с исламом. Я считаю, что
ислам сейчас, не всякий ислам, но такой исламский воинственный
фундаментализм, точно такая же угроза современному миру, как
гитлеровский нацизм в 30-40-е гг.

Э. ГЕВОРКЯН: Вчера на вашем месте сидел Гейдар Джемаль,
председатель исламского комитета, и он в этой же программе говорил о
том, что если перенести все-таки на российскую землю, собственно, если
в международном масштабе взять, то часто к террористам приписывают,
просто подводят базу, совершенно не повинных людей, исповедующих ислам,
в то же время в России именно мусульмане становятся жертвами, которых
используют в своих политических дрязгах и играх, провокациях разные
политические силы. Вы с этим согласны, что мусульмане в нынешней России
притеснены и дискриминируются?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я с этим абсолютно не согласен. Я считаю,
что мусульмане в России имеют власти, денег, всевозможных ресурсов,
также свободы и независимости, посмотрите на Чечню и Татарстан, даже не
пропорционально много, если говорить, скажем, о величине мусульманского
населения в России. В России есть, скажем, буддийские республики, и не
одна, т.е. это и Тува, скажем, и Бурятия, имеются какие-то еще
республики, скажем, языческие, Якутия, тем не менее, больше всего
независимости, больше всего, всевозможной автономий и всего прочего
имеют две мусульманские республики, это Чечня и Татарстан.

Э. ГЕВОРКЯН: Что касается внутренней политики, политической
жизни, Илья Яшин, лидер молодежного «Яблока», сегодня снял свою
кандидатуру на пост лидера партии, призвал к тому же других своих
однопартийцев, он сегодня заявлял о том, что, по всей вероятности,
Григорий Явлинский будет на своем посту вечно, что ему тяжело, скорей
всего, будут сокращения в партии, некоторые люди будут выходить из нее.
Как вы можете прокомментировать?

А. ТРОИЦКИЙ: В общем, я хорошо понимаю Илью Яшина. С другой
стороны, понимаю и Явлинского тоже, он человек пожилой, точно так же,
как вели себя всякие советские генеральные секретари. Т.е. ему проще,
на самом деле, тихо и комфортно уйти в небытие, нежели обречь себя на
некомфортную жизнь, поменяв руководство партией, внедрив в нее каких-то
новых людей, влив в нее свежую кровь и т.д. Т.е. я так думаю, что
Явлинскому живется неплохо, притом, что уже очевидно, что «Яблоко»
стало реликвией, а тем, кто не хочет в партии с этим положением
мириться, по всей видимости, остается только из этой партии уходить, я
думаю, что ничего плохого в этом нет, потому что Явлинский - милый
дядечка, я ему желаю тихо так и удобно соскользнуть в политическое
небытие при хорошей пенсии, тем молодым радикалам, которые из «Яблока»
уйдут, я бы пожелал объединиться с другими молодыми радикалами и
создать какую-то интересную, дееспособную и энергетическую партию,
которая, на самом деле, будет, действительно, бороться за власть,
бороться за умы.

Э. ГЕВОРКЯН: Но вы видели потенциал именно в этих личностях,
Илья Яшин, Максим Резник, кого еще могли бы припомнить из сильной
молодежи?

А. ТРОИЦКИЙ: Я не знаю лично этих ребят, то я просто считаю,
что на нашей политической сцене станет намного веселее, если появятся
какие-то веселые и энергетические оппозиционные партии, потому что,
конечно, что «Яблоко», что СПС, это все уже вчерашки, вчерашки такие,
люди, не относящиеся к сегодняшнему дню, как бы это ни грустно звучало.
За эти партии я когда-то в 90-е гг. голосовал, в общем, пожалуй, что,
скорее, жалею об этом, поскольку голосовал, не голосовал, ничего
абсолютно это не дало.

Э. ГЕВОРКЯН: Т.е. вы теперь ратуете, получается, за аполитичность, бездействие?

А. ТРОИЦКИЙ: Я теперь ратую, на самом деле, за беспартийных
активистов, я вообще считаю, что сам по себе институт политических
партий и в России, и вообще в мире, в общем, уже обанкротился, т.е.
политические партии когда-то появились, скажем, еще в 19-м веке, потом,
естественно, всячески разрослись в 20-м веке как выразители интересов
определенных классов. Все классы сейчас смешались, сейчас все
совершенно стало по-другому. Уже нет партий, у которых была бы
идеология, все партии стали какими-то то ли кормушками, то ли
трибунами, но не более того. Я считаю, что будущее политики за
какими-то интересными людьми, за какими-то политическими клубами, за
какими-то харизматическими лидерами, яркими, но без какой-то очевидной,
скажем, партийной окраски, а не за политическими партиями. Партии
вообще не нужны, это вчерашний день.

Э. ГЕВОРКЯН: Что же, теперь обратимся к новостям из жизни
общественной, может быть, даже и духовной. Инициатива, две инициативы
сегодня пришли со стороны РПЦ, во-первых, чукотский епископ считает не
допустимым для православного человека пользование мобильным телефоном,
поскольку, как он говорит, это некий микрочип, по которому можно
отслеживать человека, таким образом, человек теряет свободу. Вообще эта
тема, она, наверное, актуальна, свобода, не свобода человека, в то же
время цивилизация и новый технический прогресс, актуальна не только для
людей верующих, но и вообще в целом проблема 21 века.

А. ТРОИЦКИЙ: Я солидарен с чукотским епископом, я терпеть не могу мобильные телефоны.

Э. ГЕВОРКЯН: Поэтому сами говорите по мобильному перманентно, насколько я могу это видеть.

А. ТРОИЦКИЙ: К сожалению, так складывается жизнь, но, вообще
говоря, я себя гораздо лучше чувствовал в прошлые десятилетия, когда не
было в природе никаких мобильных телефонов. Кому надо до тебя
добраться, он до тебя доберется, так или иначе. Мобильные телефоны мне
в жизни помогали буквально несколько раз, скажем, если приехал в
незнакомый дачный поселок, не можешь там найти дом хозяина, да, тут без
мобильного телефона очень трудно справиться. А если не считать таких
маленьких идиотских случаев, гори они ярким пламенем, эти мобильные
телефоны.

Э. ГЕВОРКЯН: Т.е. вы готовы отказаться от некоторых благ
цивилизации, технологического процесса, от пользования банковскими
картами, мобильными телефонами и т.д.?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я совершенно не готов отказываться от
кредитных карточек, это очень даже неплохая вещь, чтобы карманы не
растопыривались, чтобы можно было за границу выезжать, не декларируя
всякие наличные суммы, это вообще какой-то идиотизм у нас, да, что
нельзя вывозить наличные деньги. Я кинул себе на кредитку 50 тыс.
долларов, выехал вообще, какой смысл?

Э. ГЕВОРКЯН: Многим бы россиянам ваши проблемы, потому что,
опять же, сегодня приходит новость о том, что аграрная партия провела
митинг против повышения цен на продукты питания, народ бунтует и
митингует, есть опасения, что литр молока скоро будет стоить 80 руб., у
вас такие разговоры, что с этим делать, нужно как-то замораживать цены?
Какие-то активные меры предпринимать?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, это огромная проблема, мы только-только
вообще начинаем в эту проблему окунаться, т.е. могу только ответить
словами из песни Аллы Пугачевой - то ли еще будет. Это проблема
глобальная, она очень серьезная, тут никакими мелкими мерами эту
проблему не решить, т.е. какими-то заморозками, протекционизмом и т.д.,
это ужасная штука, продовольственная проблема, экология, потом еще
будет проблема пресной воды. Ребята, вы себе просто не представляете, в
какой ужас вообще сейчас медленно, но верно въезжает наш мир.
Естественно, забастовками тут делу не поможешь. Что делать в этой
ситуации, я понятия не имею, никакого мнения, ни особого, ни
общепринятого, у меня на этот счет нет. Я только знаю, что это пушной
зверек песец.

Э. ГЕВОРКЯН: Т.е. ничего не можете сказать по поводу того, что
стоило бы поддерживать больше отечественных производителей, давать им
преференции?

А. ТРОИЦКИЙ: Я считаю, что это идиотская мера, если бы
отечественные производители были бы конкурентоспособные, их имело бы
смысл поддерживать. Поддержка отечественных производителей, как
правило, заканчивается тем, что продукты дорожают еще быстрее, потому
что известно, что импортные продукты, они намного дешевле наших.

Э. ГЕВОРКЯН: Как это ни парадоксально, новозеландское масло сливочное, действительно, почему-то дешевле, чем наше подмосковное.

А. ТРОИЦКИЙ: Не почему-то, а потому что в Новой Зеландии очень
высокая производительность труда, а у нас очень высокий уровень
пьянства на селе, поэтому я как раз считаю, что если приоритетом
является сдерживание цен на продукты питания, то, наоборот, надо
максимально открыть импорт, тогда это хоть чуть-чуть поможет. А
поддерживать наших производителей - это уже называется опохмелка,
опохмелка ведет к алкоголизму.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну что же, это было «Особое мнение» Артемия Троицкого. Спасибо вам за участие в эфире.

ЭХО МОСКВЫ

 

автор:
Гость

Новости партнеров: