Подписаться на обновления:

Административный бизнес за счет потребителя

{mosimage}27 декабря 2007, Владимир ВОЛОДИН, Новая Политика

В мире есть немало дорогих почтовых марок. Но скоро самой дорогой, пусть и не почтовой, может стать марка "Не содержит ГМО", которую московское правительство стремится навязать производителям продуктов.

Генетически модифицированные организмы входят в состав довольно большого количества продуктов питания, и в разных странах к ним относятся по-разному. Европейский Союзтребует обязательной маркировки продуктов, содержащих ГМО. В странах ЕС введен специальный стандарт: 0,9 %.Если содержание ГМО превышает эту цифру, на этикетке товара должна стоять соответствующая маркировка. Европейские чиновники хотят, чтобы те жители континента, которые боятся употреблять в пищу генно-модифицированныепродукты, были предупреждены в каждом конкретном случае. В отличие от европейцев, большинство жителей США не испытывает страха перед генно-модифицированными продуктами

Сертификация товаров - очень прибыльный вид административного бизнеса

(недаром их страна - мировой лидер в данной области). Поэтому маркировка "Содержит ГМО" в США не применяется.

В России продукты, содержащие ГМО маркируются. Контроль за использованием ГМО осуществлял до сих пор Роспотребнадзор. У ведомства господина Онищенко, хорошо знакомого всем нам по запретам молдавских и грузинских вин, "Боржома" и целого ряда других продуктов, есть свои лаборатории, тестирующие продовольственные товары в соответствии с европейскими нормами. То есть предельно допустимое содержание ГМО в пищевых продуктах для России составляет 0,9 %. Скажем сразу о происхождении этого "заветного" числа: применение ГМО в столь малых дозах абсолютно нерентабельно. Поэтому их содержание в продукте в количестве менее 0,9 % может объясняться только чистой случайностью.

Но вот столичные власти решили взять контроль за генно-модифицированными продуктами в свои руки. Скажем прямо: сертификация товаров - очень прибыльный вид административного бизнеса. Специально отобранные чиновниками лаборатории, занимающиеся сертификацией, зарабатывают на этом большие деньги: услуга платная, прейскурант свободный. Почему та или иная лаборатория допускается к тем или иным исследованиям, думаю, ясно всем.

В этом году правительство Москвы объявило о введении специальной марки "Не содержит ГМО".Надо сказать, что в мире принято предупреждать об обратном, но это уже детали. Право на проведение тестов получили люди, не слишком известные широкой публике, а руководителям торговых сетевых компаний было разослано официальное письмо Департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы, выдержки из которого мы процитируем: "...с 1 июля 2007 года на территории города предусмотрено введение добровольноймаркировки продуктов питания на отсутствие в их составе ГМО. ...согласно указанному постановлению... контролирующими организациями в Ваших магазинах будут проводиться проверки по вопросу... соблюдения требований, предъявляемых к маркировке. В случае выявления нарушений... Ваше предприятие будут внесены (так в оригинале - В.В.) в Реестр недобросовестных продавцов, производителей и поставщиков...".

Не правда ли, странные понятия у московских чиновниках о добровольности?

О последствиях введения столичной марки нам рассказал исполнительный директор некоммерческого партнерства "РусБренд" (эта ассоциация объединяет крупнейших производителей товаров массового спроса, таких как "Вимм-Билль-Данн", "Хенкель", "Нестле", "Проктэр энд Гэмбл", "Марс", "Найк", "Данон" и другие) Алексей Поповичев: "Московские лаборатории подстроены под качественный метод. Они определяют, есть вообще ГМО или нет. Есть экспертное заключение, описывающее все недостатки этого метода: при подобном тестировании может

У московских чиновниках довольно странные понятия о добровольности

случиться, что производитель, не использующий ГМО, может быть обвинен в их использовании. Это и есть самая важная проблема".

Речь идет о том, что в процессе переработки или транспортировки отдельные молекулы ГМО могут попасть в продукты питания. Сами ГМО распространяются, их количество растет с каждым годом в несколько раз. Перевозятся они теми же транспортными средствами, находятся на тех же складах. И случайное попадание их, правда, только в самых минимальных количествах, в чистые продукты вполне возможно. Тут-томосковский метод и может показать: товар содержит ГМО. Поэтому перед производителями продуктов возникает проблема: как обеспечить абсолютный ноль.

Поповичев утверждает: "Для этого необходимы специальные поля, параллельные системы транспортировки грузов, их складирования, дополнительные линии по переработке. Фактически речь пойдет о создании параллельного производства с избыточной степенью контроля. Все это приведет к такому росту стоимости товаров, по сравнению с которым сегодняшний рост цен на продовольствие покажется детскими шутками. Минимальное подорожание сырья будет процентов 100".

Производители продуктов сумели пролоббировать внесение поправок в Закон "О защите прав потребителей", позволяющих, как это принято в Европе, не маркировать продукты как "содержащие генетически модифицированные компоненты", если доля последних ниже 0,9 %. Однако московские власти борьбу не прекратили. Депутаты Мосгордумы направляли обращение к Владимиру Путину с просьбой отклонить данные поправки, а когда президент все же подписал закон, столичные чиновники решили его просто проигнорировать.

Уже в ноябре руководитель департамента продовольственных ресурсов столицы Александр Бабурин публично пригрозил внести в реестр недобросовестных производителей тех, кто не указывает на этикетках информацию о наличии ГМО. Чиновник пообещал также распространять этот список среди директоров магазинов. А 14 декабря в "Московском комсомольце" появилась статья "Еда Франкенштейна" пошла на поправку", где, в частности, приводятся слова главы комиссии Мосгордумы по здравоохранению Людмилы Стебенковой: "Лоббисты ГМО добились своего. Теперь они будут дурить потребителей по полной программе и не клеить марки на те товары, где есть трансгены".

Госпожа Стебенкова, однако, ставит проблему с ног на голову. Поэтому расставим все точки над "i": борьба идет не за то, чтобы продавать без уведомления генно-модифицированныепродукты, а за то, чтобы клеить эти уведомления, причем одни на всю Россию, только на продукты, в которых ГМО действительно применялись.

Между прочим, вопрос о том, федеральная будет наклеиваться марка или региональная, тоже

Контроль за использованием ГМО осуществлял до сих пор Роспотребнадзор

достаточно важен. Вслед за Москвой в Курганской области решили завести свою марку - "Зауральское качество", в Свердловской области - марку "Не содержит ГМИ". В Нижнем Новгороде, в Белгороде тоже хотят иметь свои аналогичные марки. Между тем, само нанесение марок требует дополнительных затрат от производителя. Как работать компаниям, чья продукция должна продаваться по всей территории России? Им же придется клеить марки для каждого региона отдельно. Подорожание товара для конечного потребителя в этом случае окажется значительным.

Однако, когда речь идет об извлечении административной ренты, о таких пустяках не задумываются. И, правда, о чем задумываться, когда платить придется нам с вами, а доход получит, известно кто.

Новая Политика

автор:
Гость

Новости партнеров: