Подписаться на обновления:

Лато Лапса. Почему биедриньши должны бояться, а закисы могут расслабиться

Совсем коротко и ясно: можно, конечно, тратить энергию, напрягать легкие и стучать по клавиатуре, выражая возмущение по поводу двойных стандартов в отношении к схемам "оптимизации налогов" двух "алкашей" (от слова "алчный") — Андриса Биедриньша и Дзинтара Закиса.
Можно также возмущаться по поводу отношения к действиям псевдозащитника Балтэзерса Айгара Приеде по сравнению, например, с неловким похитителем варенья или курицы. И т.д., и т.п.

Весь этот шум ничего не изменит, пока его вызывают отдельные случаи, а не установленная в нашей стране жуликоватая система, которая такие случаи не только допускает, но и поддерживает. Единственные, кто что-то выиграет от шумихи, это люди, подобные Лоскутову и Домбровскису, которые используют короткую память публики, чтобы возмущаться из-а процессов, которым сами же и способствовали.

Почему же? Разве это не здорово, что бывший начальник БПБК, депутат Сейма Алексей Лоскутов выражает горячее личное негодование в связи с тем, что прокурор (чье имя Генпрокуратура предусмотрительно скрывает) за несколько дней взял да и закрыл уголовный процесс против Приеде, фактически пойманного за руку в связи с заботой не о береге Балэзерса, а о собственном кармане?

Разве не здорово, что мудрый и сдержанный премьер Валдис Домбровскис, как только очередной компаньон его коалиции законности вляпывается в очередную малозаконную гадость, столь мудро и взвешенно бубнит один и тот же текст — не надо обгонять события, лучше подождем, пока это оценит БПБК, СГД, прокуратура (нужное подчеркнуть).

Конечно, можно считать, что очень приятно смотреть, как по поводу тайных решений прокуратуры возмущается тот же Алексей Лоскутов, который все годы в должности начальника БПБК молчал о том, что согласно действующему законодательству ему со всем его учреждением не нужно было отчитываться перед обществом о том, какие должностные лица и на чем были пойманы, какие наказания они понесли или не понесли. Он не пошевелил и пальцем, чтобы эта идиотская норма была отменена.

Как же так? Очень просто — в нашем законодательстве осознанно или не осознанно существует ряд норм, которые позволяют честным и не очень честным правоохранительным органам избегать какого-либо контроля. Если не считать псевдоконтроля, которым занимаются такие же люди. Они могут свободно принимать любые абсурдные, необоснованные, антигосударственные решения, какие только взбредут в голову.

Прежде всего, наши милые законодатели установили даже не право, а обязанность Службы госдоходов ни при каких обстоятельствах не распространять сведения о конкретных налогоплательщиках.

Это значит, что если бы против Дзинтара Закиса действительно начали уголовный процесс (а его не начнут), СГД не имела бы права публично об этом сообщить. Так постановил наш уважаемый законодатель. И ни один возмущенный Лоскутов или конструктивный Домбровскис никогда и не пискнул по этому поводу. Как знать, вдруг они сами или их компаньоны окажутся в такой же ситуации…

Во-вторых, прокуратура, БПБК, полиция имеют право не отчитываться какому-то жалкому обществу о том, почему в конкретном случае принято конкретное решение. Не только уголовные дела, но и материалы проверок являются информацией ограниченного доступа. И идите куда подальше, если вам что-то не нравится!

Именно это в прошедшие годы случилось с часами Вайры Вике-Фрейберги и популяризацией лиепайского ветра, успехами нынешнего президента в "прихватизации" средств ЕС, бесчисленными политически ангажированными псевдопроверками БПБК, которые давали результаты только, тогда когда было нужно. Легко представить бурю возмущения, которая поднялась бы, если бы общество узнало, какими "тяп-ляп-методами" эти "проверки" проводились.

В-третьих, так же наши милые законодатели постановили, что даже если ты, уважаемый читатель, собственными глазами видел, как у твоей страны украли несколько миллионов или даже миллиардов, или же их просто разбазарили, все, на что ты имеешь право, это написать "органам" и призвать их к действию.

Если политэкономическое расположение звезд будет таким, что никому невыгодно реально заниматься этим делом, ты, уважаемый читатель, не будешь иметь больше никаких прав. В законе черным по белому написано, что оспорить решение о том, что все хорошо, может только потерпевший. А ты таковым, по мнению Генпрокуратуры и других правоохранительных органов, не являешься. И это ничего, что, скажем, в деле спасения Parex из твоего личного кармана вытянули как минимум 500 латов.

И эта норма касается не только тебя, уважаемый средний гражданин. Недавно госконтролер Ингуна Судраба узнала от Генпрокуратуры, что и она не имеет права оспорить решение прокурора Модриса Адлерса, согласно которому ни одно должностное лицо в деле Parex не допустило ни малейшей халатности или ошибки. Все было настолько идеально, что стоит пригласить Годманиса, Римшевича и Слактериса таким же образом спасти следующий банк. Ясно, что материалы, на основании которых сделан такой вывод, заброшены по возможности дальше и глубже. Разумеется, в полном соответствии с законом…

В чем мораль этой длинной истории? Может, где-то в мире есть страны, где престиж правоохранительных органов настолько высок, что, узнав о каком-то решении насчет местного Закиса или Приеде, там ни у кого не возникает вопрос, насколько оно обосновано. Мол, если уж так решили, то все в порядке.

Но мы живем в совсем другой стране. Здесь престиж правоохранительных органов частично обоснованно и частично необоснованно намного ниже плинтуса. И если в такой стране закон дает им право принимать такие решения, которые в очередной раз кому-то выгодны, фактически ни перед кем не отчитываясь, стоит ли удивляться, что таким правом пользуются. И будут пользоваться. Так что, держитесь, биедриньши, и расслабьтесь, закисы!

Сокращенный перевод DELFI

автор:
Сергей Сахарков

Новости партнеров: