Подписаться на обновления:

США: темная сторона военного вмешательства в Сирию

Ранее мы уже писали, что удар по Сирии повлечет за собой рост мировых цен на нефть.

Повышение стоимости нефти повлечет за собой рост цен и на другие углеводороды. Напрашивается вопрос: неужели правительство США об это не знает? Или оно враг самому себе? Ведь выросшие цены не будут стоять на месте, снова поползут вверх и спровоцируют рост уровня инфляции в самой же Америке, которая импортирует значительную долю потребляемых нефтепродуктов из стран Персидского залива. Что же получается: либо в Вашингтоне считают, что цены на нефть не вырастут после военного вторжения войск НАТО в Сирию, либо у Белого дома есть туз в рукаве.

Что касается первого «либо», то надо быть совсем убежденным романтиком, чтобы не понять, что на самом деле стоит за призывами США защитить принципы демократии и поддержать страдающий сирийский народ в борьбе с режимом Асада. Вряд ли таковые романтики найдутся среди представителей американских властей. Чтобы понять, что военная операция в Сирии спровоцирует рост стоимости нефти, следует вспомнить события не столь отдаленные во времени – израильско-ливанский конфликт 2006 года, когда в ходе антитеррористической операции «Достойное возмездие» израильские войска атаковали места сосредоточения «Хизбаллы». Через несколько дней после начала Израилем военной операции цены на нефть подскочили на 14,5% на фоне опасений биржевиков, что действия Израиля могут вызвать цепную реакцию на Ближнем Востоке и привести к масштабной войне во всем регионе. Точно так же события в Сирии могут привести к повторению ситуации на мировых рынках нефти 2006 года. Схожие признаки уже есть – вторжение в Сирию еще только обсуждается, а цены на нефть уже поднялись до рекордных за сезон.

Поэтому перейдем ко второму «либо», а именно к «тузу в рукаве» американских властей. Итак, в случае военного удара по Сирии, цены на углеводородное энергетическое сырье поползут вверх, что повлечет за собой рост доходов стран, добывающих нефть, от Мексики с Венесуэлой до России и стран Персидского залива. Так, эксперты подсчитали, что от увеличения стоимости барреля нефти на 10 долларов, вливания в российский бюджет составят порядка 700 млрд. руб. Если взять за основу объем нефтедобычи в прошлом году и представить, что цена барреля при возможном военном ударе по Сирии поднимется до 150 доллара за баррель, то итоговые цифры впечатляют – 2,59 трлн. рублей (по курсу на 04.09.2013) может получить российский бюджет. То же самое касается и других мировых экспортеров нефти.

Получается, что развязав военные действия в Сирии, США решат важнейшую задачу своей финансовой политики – не позволить мировой экономике уйти от доллара, который является глобальной резервной валютой, свыше 60% запасов которой хранится на сегодняшний день в американских долларах.

Желанию отказаться от доллара в международной торговле можно привести ряд примеров. В первую очередь, это, конечно же, Китай, экономика которого к 2040 году рискует в три раза больше превзойти по своей величине американскую. Поэтому потихоньку Китай заключает с рядом стран, в т.ч. и Россией, соглашения о международной торговле, в которых доллар уже не будет являться основной расчетной валютой.

Это и Япония, которая заключила с Китаем соглашение, которое предусматривает ведение расчетов национальной валютой каждой из стран в рамках двухсторонней торговли.

Это и подписанное пятью странами-членами БРИКС соглашение о прекращении использования доллара при ведении торговли между собой и переходе на собственные валюты. Более того, у этой организации есть еще более амбициозные стремления. Речь идет о создании собственного банка развития БРИКС, в рамках которого страны-члены БРИКС могли бы объединить свои ресурсы для становления инфраструктуры и использовать капиталы в качестве кредитов во времена мировых экономических потрясений.

По данным на 2012 год, торговый оборот внутри этого конгломерата неевропейских государств равнялся почти $230 млрд., который обладает перспективой удвоения к 2015 году. И если самые крупные развивающиеся страны, входящие в блок, добьются всех поставленных целей, в т.ч. и ухода от доллара, то американской экономике не поздоровится, мягко говоря, особенно с учетом безостановочного печатания денег ФРС США..

Принимая во внимание тот факт, что в прошлом году Саудовская Аравия и Китай подписали контракт на сумму в $8,5 млрд. о строительстве гигантского нефтеперерабатывающего завода, можно почти с уверенностью сказать, что участь «нефтедоллара» предрешена.

Идея о том, что военная кампания в Сирии нужна Соединенным Штатам только для того, чтобы сохранить мировое господство изрядного подрастерявшего свои позиции в последнее время доллара, подтверждается еще и тем, что американские власти не спешат с масштабным освоением своих углеводородных запасов, которых у них насчитывается немало. Если страна ограничится только внутренним рынком сбыта нефти, отказавшись от ее импорта, объемы которого составляют почти половину общей доли мирового потребления «черного золота», то страны одна за другой станут отказываться от доллара в международной торговле. А тогда каким образом США удастся когда-либо сократить свой государственный долг, который, по некоторым прогнозам, вырастет к 2015 до отметки в 23 трлн. долларов, а еще через 35 лет будет равен 400% от ВВП?

Именно подобные опасения и толкают правительство Обамы на, как кажется, самые ненужные шаги, которые при ближайшем рассмотрении для определенных групп лиц оказываются очень даже нужными. Чтобы спасти престиж доллара, США пойдут на все. Поэтому вмешательство в сирийский конфликт – это просто идеальный выход по спасению доллара в сложившихся экономических условиях.

В свете этого становятся понятными недавние высказывания Обамы о том, что возможные военные действия США в отношении Сирии будут осуществлены без создания бесполетной зоны над Дамаском, более того, целью Вашингтона вовсе не является свержение режима сирийского президента, а лишь предупреждением Асаду впредь так больше не поступать.

Что же тогда выходит? Асад, который, по заявлениям лидеров западных стран, почти весь народ Сирии затравил зарином, вовсе не волнует США при возможном вторжении в Сирию. Если не Асад, то кто тогда? Не кто, а что. Главной задачей властей США является удержать позиции господства доллара развязыванием военной операции, тогда государства мира в большинстве своем вынуждены будут снова набивать свои резервы «зелененькими бумажками». Если у кого-то нет этих резервов, то просто доказать, что доллар также могущественен в мировой торговле, как и ранее, и США будут всячески стремиться к тому, любыми способами, чтобы так оставалось всегда.

В своей беседе с корреспондентом журнала «Внешнеэкономические связи России» эксперт Института стратегических оценок и анализа Александр Гончаренко высказал свою точку зрения на данную статью, ответив на два вопроса:

1. Считаете ли Вы, что, ввязываясь в военные действия в Сирии, США хочет опровергнуть появившиеся слухи о возможном отказе в ближайшем будущем стран мира от доллара как валюты расчета и вернуть доллар на прежние господствующие позиции любой ценой, даже человеческих жизней в Сирии. Или президентом США движут другие причины для развязывания военной операции? Какие, на Ваш взгляд?

Современное военно-политическое положение в Сирии и вероятное вмешательство США в конфликт никоим образом не связано с играми на валютных рынках и положением доллара как одной из «мировых валют». Слухи о скором крушении доллара распространяются горе-аналитиками и пропагандистами уже не первое десятилетие и не выдерживают никакой серьезной критики.

Представляется, что наиболее заинтересованными сторонами в конфликте являются монархии Ближнего Востока – в первую очередь, Саудовская Аравия и Катар, которые последовательно выстраивают линию на свое доминирование в регионе (как политическое, так и экономическое). Очевидно, режим Асада был для них одним из наиболее раздражающих факторов и препятствий на пути к намеченной цели.

Для США же эта война по сути не нужна. Не в интересах Обамы сейчас ввязываться в длительную войну с непредсказуемыми политическим последствиями (в том числе для имиджа демократов в США, чей ставленник Обама, лауреат Нобелевской премии «за экстраординарные усилия в укреплении международной дипломатии и сотрудничество между людьми», неоднократно заявлял об отказе от милитаристской политики Буша). Именно поэтому Обама так долго медлил с решением. Вместе с тем, по мнению Белого дома, применение химического оружия должно быть наказано. Возможно, на окончательную позицию Обамы повлияли и его европейские партнеры по НАТО, которые ведут свою игру на ближневосточном направлении, но осознают, что у них нет ни сил, ни средств на крупномасштабную военную операцию. Все это очевидно давит на Обаму и заставляет его выбрать силовой вариант решения проблемы.

2. Как, на Ваш взгляд, отразится возможная военная интервенция в Сирию на мировых ценах на нефть и, в частности, на нефтяных доходах России как одного из крупнейших экспортеров «черного золота»?

Нефтяной рынок очень чутко реагирует на ситуацию на Ближнем Востоке. В этой связи представляется, что после начала военной операции в Сирии цены начнут бурный рост. Однако наиболее вероятно, что операция в Сирии будет носить скоротечный характер, не перерастет в наземную операцию и не выйдет за пределы сирийских границ. Так что цены, пережив краткосрочный бурный период роста, после окончания военной кампании выйдут на некое плато, на котором могут продержаться достаточно долгое время. Очевидно, что рост нефтяных котировок положительно скажется на финансовом положении России, чей бюджет практически наполовину состоит из нефтегазовых доходов.

Те же самые вопросы были заданы эксперту в финансовых рынках агентства независимой аналитики «Инвесткафе» Игорю Арнаутову. Вот что он ответил:

1. Доллар как неофициальная международная единица расчета и конфликт в Сирии являются малосвязанными понятиями. Основной целью является сохранение за США роли мирового судьи и защитника правопорядка, т.к. применение химического оружия является недопустимой мерой в рамках Женевской конвенции. Вмешательство США направлено на защиту прав человека в странах Ближнего Востока.

Сирийские границы проходят вдоль важнейших нефтетранспортных путей, поэтому начало боевых действий возможно дестабилизирует поставки на рынке нефти. В частности важным транспортным узлом является Суэцкий канал, по которому транспортируется 800 тыс. баррелей нефти и почти 1,5 млн баррелей нефтепродуктов ежедневно. Большое значение имеет находящийся по соседству нефтепровод Суэц-Средиземное море мощностью 1,7 млн баррелей нефти в день.

2. После одобрения конфликта котировки черного золота могут подняться до $120-125 за баррель. Иран уже заявлял о готовности нанести удары по Израилю в случае атаки со стороны США по Сирии. Страна угрожает тем, что может блокировать Ормузский пролив, через который проходит порядка 20% от всей нефти производимой в мире.Страны Ближнего Востока формируют в общей сложности 20% импорта нефти Евросоюзом, а Россия - порядка 30%.Для российских ВИНК данный конфликт даст возможность увеличить экспорт нефти, а также нарастить производство и реализацию нефтепродуктов в Европе.

автор:
nalshaevan

Новости партнеров: